Каля Маля
Блок авторизации

Имя

Пароль


Забыли пароль?

Регистрация

Поиск по сайту

Кто на сайте?

Гостей: 21

Пользователей: 0


Зарегистрировано: 5943

Последняя регистрация: asinyla..


Гости:Аккаунт, Всё о рисунках, Галерея, Форум


Последний посетитель:
NUTKA (Главная): 3 ч. 32 м. назад
asinyla.. (Аккаунт): 4 Дней 3 ч. 31 м. назад
forseil (Аккаунт): 4 Дней 8 ч. 58 м. назад
modamax.. (Аккаунт): 4 Дней 9 ч. 5 м. назад
SOFIA57.. (Галерея): 7 Дней 7 ч. 38 м. назад

 Главная   Галерея   Форум   Всё о рисунках   Вопросы?   Ссылки
Всё о рисунках : Статьи
 Категории   Архив   Статистика   Добавить статью

Речь, мышление и изобразительная деятельность: какая взаимосвязь?

31.03.07 01:45 Раздел: Статьи | Опубликовано: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 11610
Речь, мышление и изобразительная деятельность: какая взаимосвязь? Развитие речи у детей. Развитие мышления у детей. Рисование. Некоторые общие черты в развитии речи и рисования. Влияние изобразительной деятельности на речевую и мыслительную. Рисунок как показатель нервно-психического развития ребенка. Психологические тесты. Определение готовности ребенка к школе.

Некоторые общие черты в развитии речи и рисования.

Наблюдая за маленькими детьми, нельзя не заметить, как часто, рассказывая одну сказку, они перескакивают на другую или, начав одно стихотворение, неожиданно переходят на другое. По-видимому, причиной этого являются какие-то случайные ассоциации.

Рома П. 3 лет 2 месяцев декламирует стихотворение:

Котик беленький,
Хвостик серенький,
Вот как, вот как,
Серенький козлик!


Как видите, начал Рома рассказывать про котика, а кончил - про козлика.

Леня В. 3 лет 3 месяцев рассказывал сказку про курочку-рябу. Когда он дошел до слов "плачет дед, плачет баба", у него произошел перескок на другую сказку: "Как же мне не плакать? Лиса забралась в мой домик и не уходит!"

Мы сказали, что к подобным перескокам приводят случайные ассоциации. Но так ли уж они случайны? Может быть, в этом явлении есть какая-то закономерность?

У Ромы - это совершенно очевидно - причиной перескока явилось слово "серенький", оно входило в оба стиха, т. е. в два заученных словесных стереотипа. Со стихом о козлике это слово, вероятно, оказалось связанным сильнее, поэтому и произошло соскальзывание на более упроченный стереотип. У Лени причиной перескока явилось слово "плачет", которое также входит в обе сказки.

Значит, такие перескоки совсем не случайны, они объясняются тем, что то или иное слово входит в два стереотипа, и если один из них сильнее, то и происходит соскальзывание на него. Интересно отметить, что сами дети не замечают, что продолжают говорить уже совсем о другом. Чрезвычайно ярко явление соскальзывания на другой стереотип выражено и в рисовании маленьких детей. Е. И. Игнатьев приводит очень хороший пример; ребенок начал рисовать кошку, но, сделав несколько штрихов, сказал, что это - башня, потом добавил ряд прямоугольников (окна) и заявил: "Хороший дом!"

В наших наблюдениях подобные превращения изображаемых объектов в ходе рисования встречались у малышей достаточно часто. Вот Катя Н. 3 лет 4 месяцев начала рисовать маму, но сделала ей слишком пышную прическу и сказала: "Это на бант похоже. Это я гулять пошла!" Однако дальше, зачеркивая все жирнее и жирнее ноги, она, наконец, с удовлетворением заметила: "Вот какой большой мост!"

Как и в речевых реакциях, такие перескоки в рисовании объясняются тем, что какой-то элемент рисунка вызывает ассоциацию с другой системой, другим зрительным образом, и мысль ребенка идет уже в ином направлении.

А. Г. Иванов-Смоленский в опытах по изучению условных рефлексов у детей также наблюдал, что если в двух системах условных раздражителей есть какой-то общий элемент (который входит в обе системы), то это создает своего рода "дренаж" для перехода возбуждения из одной системы в другую. Иванов-Смоленский показал далее, что явление "дренажа возбуждения" имеет место и у более старших детей, но у них оно уже не проявляется в соскальзывании с одного стереотипа на другой, а остается в скрытой форме.

Мы, взрослые люди, можем наблюдать это явление на себе - какое-то ощущение, услышанное слово и т. д. вызывает у нас не одну, а несколько ассоциаций. Однако мы продолжаем развивать определенную мысль, затормаживая побочные.

Таким образом, частые соскальзывания мысли, отмечаемые у малышей, имеют под собой совершенно понятную физиологическую основу.

Влияние изобразительной деятельности на речевую и мыслительную.

Многие ученые отмечали, что рисунки оказывают сильное стимулирующее влияние на развитие речевой и мыслительной деятельности детей. Русский педагог К. Д. Ушинский писал в свое время, что картина является могучим средством "развязывания" языка ребенка: он задает вопросы о том, что видит на картине, делится своими впечатлениями.

Особенно большое значение придается связи рисования и мышления, так как рисование представляет собой, по сути дела, тоже рассказ, но только не словами, а изобразительными средствами. Это очень отчетливо можно видеть уже у детей в возрасте около трех лет: не только показываемая картинка, но и собственный рисунок (как бы ни был он примитивен с нашей, взрослой точки зрения) стимулирует мыслительную деятельность ребятишек.



Рис. 1. Волк на веревке. Юля Е. 2 года 7 месяцев.

Юля Е. 2 лет 7 месяцев нарисовала неправильный овал и говорит:"Волк" (рис. 1,1), потом изобразила четыре неровные линии, расположенные пучком, отдельно от "туловища" (рис. 1,2),- это ноги; после некоторого раздумья она добавила линию, пересекающую волка (рис. 1,3), и пояснила: "Ну, веревка это - чтобы не убежал!"

В этом же возрасте Юля рассказала подобие сказки, а поводом послужил ее собственный рисунок. Сначала девочка бесцельно водила карандашом по бумаге (рис. 2,1) и вдруг начала рассказывать: "Вот жил-был волк"... Нарисовала рядом закорючку и тем же повествовательным тоном продолжала. "Ему встретилась бабушка" (рис. 2, 2). "И вот волк хочет съесть бабушку!'"



Рис. 2. Волк и бабушка. Юля Е. 2 года и 7 месяцев.

Люся Р. 2 лет 8 месяцев рисовала девочку и приговаривала: "Девочка... Девочка это..." (рис. 3, 1), добавила красным карандашом что-то вроде рога на голове (рис. 3, 2) и воскликнула: "Ах! Это же Красная Шапочка!" - и сразу перешла на повествовательный тон, которым малыши рассказывают сказки: "Вот идет Красная Шапочка, и вдруг... волк..." Люся усердно рисует волка (рис. 3, 3) и при этом рассказывает: "...и вдруг волк - ам Красную Шапочку! Нет, он же бабушку ам!"



Рис. 3. Красная шапочка. Люся Р. 2 года 8 месяцев.

Витя Б. 3 лет 3 месяцев начертил неправильный большой овал (рис. 4): "Это машина". Вокруг овала нарисовал много кружков: "Это колеса. Едет же машина". Одни кружки получились более правильными, а два - перечеркнутые (рис. 4,1), и Витя огорчился: "Э-эх!" - но тут же улыбнулся: "Это же рули! Вот как начну рулями рулить, как поеду!"



Рис. 4. Машина с рулями. Витя Б. 3 года 3 месяца.

Стимулирующее влияние рисования на возникновение новых ассоциаций, т. е. на протекание мыслительной деятельности, отчетливо видно у детей и в более старшем возрасте.

Мариша К. в 3 года 7 месяцев нарисовала девочку (рис. 5,1), засмеялась: "Это я, вот мое голубенькое платье!" - и начала рассказывать: "Жила-была Маришенька! Пошла она раз гулять одна. Она немножко забыла, что нельзя одной уходить. И вдруг..." Тут она стала торопливо рисовать вторую фигуру (рис. 5,2) с помелом в руке (рис. 5,3). "...Навстречу Баба-Яга! Она вот с такими руками... страшная! И говорит: "Я тебя съем! -" А Мариша к бабусе убежала!"



Рис. 5. Маришенька и Баба-Яга. Мариша К. 3 года и 7 месяцев.

Этот важный факт влияния изобразительной деятельности на речевую и мыслительную часто не учитывается не только родителями, но и работниками детских учреждений. Постоянно приходится наблюдать, что во время уроков рисования в детском саду воспитательница останавливает говорящих детей, не позволяет им "отвлекаться от работы болтовней". На самом же деле рисование и речевая деятельность взаимно стимулируют друг друга, и словесное описание того, что ребенок изображает, нужно даже поощрять.

Речевая (и мыслительная) деятельность малыша активируется и при простом рассматривании готовых картинок. Дети охотно сочиняют по ним целые истории, причем развитие сюжета определяется именно рисунком. Так, например, Антоша Щ. 5 лет сам рисует мало и неохотно, но с удовольствием сочиняет сказки по картинкам, которые находит в журналах. Рассматривая картинку с изображением птичьего гнезда на дереве, он стал рассказывать: "Однажды мальчик пошел в лес за грибами. Долго он ходил и вот увидел птичек в гнездышке. Очень ему понравилось, он захотел жить в таком гнездышке. Он спросил: "Птички, птички, как мне сделать такое же гнездышко?" Птички сказали - "Из коры, соломы, а внутри ваткой застелить". Он так и сделал, гнездо очень хорошее получилось, он и стал там жить, а птички ему пищу приносили. А родители ждут-ждут дома, а мальчика все нет. Они пошли в лес и нашли его, обрадовались и увели домой".

Почему же рисунок оказывает такое стимулирующее действие на деятельность мозга ребенка?

Прежде всего нельзя забывать, что мышление детей первых лет жизни есть по преимуществу мышление образное, и рисунок, давая наглядную основу, существенно облегчает процесс "сцепления" ассоциаций. Кроме того, наглядность и образность, а часто и красочность рисунка влияют на эмоциональную сферу ребенка: возникновение под карандашом или кисточкой изображения доставляет ему удовольствие, а всякая положительная эмоция, как известно, повышает тонус коры головного мозга, что облегчает протекание ассоциативных процессов.

Рисунок как показатель нервно-психического развития ребенка.

Уже давно психологи, педагоги и врачи обратили внимание на то, что в рисунках детей отражаются многие черты их психического развития, характера, их отношение к изображаемым людям, событиям и т. д. Во многих странах рисунки ребенка используются для того, чтобы составить представление о том, насколько его умственное развитие соответствует возрастным нормам, нет ли отклонений в психике.

В американской детской психологии имеется ряд систематических исследований в этом направлении. Начиная с 1920-х годов там изучаются особенности развития ребенка с помощью таких проб, как изображение человека. Флоренс Гуденаф - известный детский психолог - определяла уровень интеллектуального развития детей в возрастном аспекте и сопоставляла полученные результаты с пробой изображения человека. Внимание обращалось не на техническую сторону рисунков, а на правильность "схемы тела", т. е. на то, как ребенок располагает части тела одна относительно другой - ведь именно это отражает правильность представлений малыша.

В обстоятельных исследованиях Ч. Гейтскелла показано, что между уровнем умственного развития ребенка и характером его изобразительной деятельности имеется прямая зависимость. Гейтскелл собрал очень большой материал наблюдений, касающийся здоровых, правильно развивающихся детей и детей, у которых имеется задержка интеллектуального развития. Он установил, что изобразительная деятельность умственно отсталых детей всегда задержана и степень этой задержки чрезвычайно точно соответствует степени дефекта в умственном развитии.

Уильям Франкенбург, используя данные других авторов и свои собственные, дает такую последовательность этапов формирования изобразительной деятельности ребятишек (см. таблицу).

Возраст детейДоступная им форма изобразительной деятельности
12 - 15 мес.
2 - 2,5 года
2,5 - 3 года
4 года
Чертит беспорядочные линии
Копирует круг
Копирует крест
Копирует квадрат


В возрасте около трех лет ребенок начинает рисовать человека, состоящего из трех частей (обычно из головы, глаз и ног - парные части на рисунке считаются за одну часть).

В 4-4,5 года малыш рисует человека уже из шести частей. Насколько демонстративны результаты этих проб, насколько много сведений они дают нам о ребенке, можно видеть из приводимых здесь примеров.



Рис. 6. Копирование круга. А - образец; Б - копия, сделанная Костей М. 2 года 3 месяца (правильно развивающийся ребенок); В - копия, сделанная Васей Ч. 4 лет 5 месяцев (умственно отсталый ребенок).



Рис. 7. Копирование креста. Обозначения те же, что на рис. 6.



Рис. 8. Копирование квадрата. Обозначения те же, что на рис. 6.

На рис. 6, 7 и 8 воспроизводятся пробы с копированием изображений круга, креста, квадрата здоровым, правильно развивающимся ребенком и ребенком умственно отсталым (который даже старше по возрасту).

Костя М. дает рисунки в несколько меньшем масштабе, линии неровные, иногда срываются, но все же мальчик довольно точно передает контур фигуры, которую копирует, вы можете узнать и круг, и крест, и квадрат.

Что же касается второго ребенка, Васи Ч., то он чертит линии, не образующие никакого контура, он не в состоянии даже приблизительно воспроизвести фигуру, которую ему дали как образец.

Не менее интересна и проба с изображением человека. На рис. 9 Лиды В. 4 лет 3 месяцев изображена девочка примерно так, как это делают дети этого возраста: есть голова (с глазами, ртом и даже с бантиком!), шея, туловище, руки и ноги; пространственное расположение всех частей тела совершенно правильное. Значит, у Лиды уже имеется достаточно четкое представление о схеме тела, о том, как части тела расположены относительно друг друга.



Рис. 9. Это - я! Лида В. 4 года 3 месяца (правильно развивающийся ребенок).

На рис. 10 мы тоже видим изображение девочки, но сделано оно умственно отсталым ребенком, Раей Н. 6 лет 1 месяца. Ноги отходят от головы, лицо дано в фас, нос приставлен сбоку; рядом нарисован живот с пупком, из живота торчат три руки. Представление о схеме тела у Раи нарушено, но она сама не замечает этого; на вопрос, почему голова и туловище нарисованы отдельно, она ответить не смогла, как не смогла и рассказать, где у человека голова, живот, нога.



Рис. 10. Рая Н. 6 лет 1 месяц (умственно отсталый ребенок).

Большой материал наблюдений собран венгерскими детскими врачами Г. Кишем и М. Либерманн. В числе других они использовали пробы с изображениями человека и дерева. Как и в исследованиях американских психологов, обращалось внимание на правильность схемы и количество деталей.

Немецким психологом В. Керном были разработаны тесты так называемой "школьной зрелости" с использованием изображения человека, копированием десяти точек, расположенных одна от другой на равном расстоянии по вертикали и горизонтали, и копированием написанной фразы. Тесты Керна были усовершенствованы чешским психологом И. Еразеком и получили широкое распространение.

Дети, хорошо развитые, готовые к обучению в школе, должны рисовать фигуру человека, правильно передавая схему тела, и изображать много деталей (глаза, уши, нос, волосы, шею, пальцы, подробности одежды); эти дети достаточно точно копируют расположение точек и конфигурацию букв, ставят точку в конце фразы, показывая таким образом высокую способность к подражанию.

За каждую пробу ставится оценка от 1 до 5 баллов (1 - самая высокая оценка, 5 - низкая). Уровень "зрелости" устанавливается по суммарному (за выполнение всех трех заданий) количеству баллов. В категорию "зрелых" относят тех детей, которые получили в сумме не более 5 баллов, "средне-зрелыми" считаются дети, выполнившие задания на 6-9 баллов, и "незрелыми" - дети, выполнившие задания на 10 и более баллов.
Оценка проводится по критериям, которые даны авторами (рис. 11 и 12).



Рис. 11. Тесты Керна-Еразека для определения "школьной зрелости" по изображению фигуры человека. Цифры - оценочные баллы.

Первое задание: 1 балл - схема тела правильная и даны необходимые детали - голова, глаза, уши, волосы, туловище (с одеждой), руки с пятью пальцами, ноги; 2 балла - отсутствуют отдельные детали - волосы, пальцы; 3 балла - отсутствуют шея, уши, волосы, одежда, пальцы; 4 балла - примитивное изображение; 5 баллов - головоног.



Рис. 12. Тесты Керна-Еразека для определения "школьной зрелости" по особенностям копирования букв и рядов точек. Цифры - баллы.

Второе задание: 1 балл - точная копия образца, буквы соответствуют по величине или отличаются от образца не более, чем вдвое, между буквами есть связь, наклон вправо не более, чем на 30°; 2 балла - изображение букв можно прочитать, но нет единого их направления; 3 балла -изображено правильно не менее четырех букв; 4 балла - набор штрихов; 5 баллов - сумбурное изображение.

Третье задание: 1 балл - полное сходство расположения точек (или небольшое отклонение отдельных точек или "столбика") и изменение масштаба не более, чем в два раза; 2 балла - количество точек соответствует образцу, отклонения трех точек в вертикальном или горизонтальном направлениях не более, чем на половину расстояния между точками; 3 балла - сохранено общее сходство, но количество точек не соответствует (количество точек не должно превышать 20 или быть менее 7), поворот рисунка может быть на 180°; 4 балла - сходство отсутствует, размеры и количество точек не соответствуют образцу; 5 баллов - сумбурное изображение.

В исследованиях известного гигиениста М. В. Антроповой и ее сотрудников тесты Керна - Еразека применялись на протяжении многих лет в сочетании с другими пробами; была показана их большая надежность.

Необходимо подчеркнуть, что для того чтобы сделать тот или иной вывод, следует видеть несколько рисунков, так как характер изобразительной деятельности меняется под влиянием утомления, той или другой эмоциональной настроенности детей и т. д.

В условиях детского коллектива проведение описанных проб не представляет никакой трудности и позволяет определять уровень нервно-психического развития детей с большой степенью уверенности.

Источник: Книга М. Кольцовой "Ребенок учится говорить". Психологический центр Адалин.
 

Родственные ссылки
» Другие статьи раздела Статьи
» Эта статья от пользователя admin
» Самая читаемая статья из раздела Статьи: Как научить ребенка рисовать?
» Последние статьи раздела Статьи: Декупаж на разделочной доске "Цыплята"
¤ Перевести статью в страницу для печати
¤ Послать эту статью другу